Top.Mail.Ru

Стереотипы и мифы в современных СМИ

При сегодняшнем ускоренном темпе жизни и возрастающем потоке информации люди хотят понимать вещи не хуже, принимать всегда основанные на чём-то решения и правильно функционировать в социуме. Человеческие стереотипы в такой ситуации выполняют функцию «экономии мышления», содействуют известному «сокращению» процесса познания. Исторически за стереотипом закрепились черты, характеризирующие его как «картинки в голове», «эмоциональный символ», «фиксированный образ». Но чаще всего это нечто больше: стереотип способствует созданию и сохранению положительного образа своего «Я», защите групповых ценностей, объяснению социальных отношений, сохранению и трансляции культурно-исторического опыта. Культура и история аккумулируются в социальный опыт, за отражение выработанных им априорных суждений отвечает СМИ.

Во многом благодаря гигантскому влиянию СМИ все больше людей сейчас ощущают ненормальность современной жизни, при которой традиционные нормы морали и этики представляются скучными, немодными, глупыми. Причём раньше, в 90-е, нелепость, хаотичность, беспорядочность жизни оценивалась в общественном сознании как случайные, временные, неподлинные явления, объясняемые конкретными обстоятельствами общественного или психологического порядка. В сознании жителей нашей страны присутствовал такой стереотип, как «философия надежды», имела место быть также ориентация на идеальные образцы. Обычно всё сводилось к известному постулату «царь плохой или министр». Полагалось, что если эти обстоятельства устранены, то наступает «рай». В настоящее время неким стереотипом становится человек, ориентированный достигать чего-то сам на своём пути, целеустремленный, рассчитывающий на свои собственные силы. Имеется переориентация СМИ, и телевидение не является исключением, на пропаганду «больших ожиданий», «красивой жизни» и ее новых стандартов.

Ведущий современных передач, как бы отвечая запросам подобных социальных установок, должен быть смел, порой агрессивен в диалоге со зрителем. Имидж – это такой узаконенный в высшей среде стереотип. На основе его выработанных ключевых черт также строится модель поведения современных людей. Причём, если на общественном телевидении стереотипы строятся для укоренения в общественной среде определённых установок, то участь, скажем, глянцевых изданий – в насаживании имиджевых ролевых моделей, разработанных в частности в высшей среде и следование которым всячески поощряется. Конкретно разница выражается в следующем.

Производители рекламы на ТВ ориентируют свою продукцию не просто на женщин, а на женщин-домохозяек. На них ориентированы потоки любовных сериалов, кулинарных шоу, передач о красоте и моде. Даже в сериалах, как любовных, так и криминальных, формируются традиционные модели мужественности и женственности: сильный, независимый мужчина и преданная ему скромная женщина.

В глянцевых изданиях женщины обязательно должны посещать салоны красоты, делать маникюр каждую неделю, начинать свое утро с зарядки, встречаться с подружками за чашкой кофе, чтобы обсудить «насущные проблемы» и узнать о последних сплетнях. Поток рекламы происходит соответствующий. Что касается мужчин, и это отдельный вид «мужского» журнала, то они должны много работать (желательно иметь свой бизнес и работать «на себя», а не «на дядю»), иметь дорогой автомобиль, пользоваться успехом у женщин, тратить на свой образ минимум времени и максимум финансовых вложений, отдыхать несколько раз в год (в особом почете экзотические острова и горнолыжные курорты).

В постсоветский период (и в связи с господством неолиберальной идеологии) все социалистические идеи (в том числе идея активного участия женщин в жизни общества) были отринуты, и доминировать вновь стала идея «естественного предназначения женщины» как матери и жены. Если же говорить о стереотипе образа мужчины, то он чаще всего в СМИ представляется либо серьёзным политиком, либо «брутальным красавцем». Наиболее часто варьирующиеся на ТВ стереотипы: «Дело женщины – домашнее хозяйство и воспитание детей», «Принятие решений – мужское дело» или «Молчи, женщина, твой день 8-е марта», «В каждом из нас борются два начала, с одной стороны влечение женщин и мужчин, а с другой – страх друг перед другом». Ещё прокручиваются стереотипы, типа «женщины более эмоциональны, чем мужчины» и «все мужчины хотят от женщин только одного».

Тем не менее, гендерные стереотипы продолжили своё развитие как в сторону большей поляризации, так и смены ориентиров. В основном, такое положение характерно в тех СМИ, которые рассчитывают на внимание молодёжи. На смену утонченным молодым девушкам приходят сильные, стервозные женщины, которые могут строить карьеру не хуже мужчин. А мужчины, в свою очередь, становятся более «домашними». Примером могут служить реалити-шоу «Дом-2» и тележурнал «Cosmopolitan. Видеоверсия». Впрочем, имиджевый характер поведения ведущих, шоуменов, «светских особ» заставляет говорить о присутствии по отношению к ним Эдипова комплекса, что должно традиционно отражаться в маскулинности или феминности. Многие из них будут подходить под характеристики, женщина – «сука», мужчина – «хулиган».

В глянцевых журналах внешность является определяющим фактором успеха во всех областях и отражением внутреннего мира человека (неухоженный человек не может быть духовно богатым и интересной личностью). В понятие «внешность» входит спортивное подтянутое тело, симпатичное лицо, опрятная и аккуратная одежда, соответствующая духу времени и отвечающая современным трендам. И хотя в последнее время все больше глянцевых журналов поддерживают тему «body positive», «живой красоты» и принятия себя, это носит очень ограниченный и экспериментальный характер, так как подавляющее большинство глянцевых обложек и статей демонстрируют нам идеальные лица, волосы и фигуры.

Особое место в СМИ занимают национальные и этнические стереотипы. Национальные стереотипы говорят нам о качествах людей определённой нации. Обычно их характерные особенности сводятся к тому, что американцы – прогрессивные, предприимчивые, честолюбивые; англичане – чопорные и холодные, соблюдают условности; итальянцы – артистичные, страстные, вспыльчивые, импульсивные; немцы – трудолюбивые, прагматичные, чистоплотные и педантичные; французы – немного легкомысленные.

Типичный автопортрет русского – откровенный, щедрый, прощающий, доверчивый, миролюбивый. Можно отметить также, что стереотип русского народа в большей степени строится вокруг концепта «душа», который по праву считается основообразующим элементом русского национального характера. Однако Западная Европа сформировала образ русского как собранного, самоуверенного человека. В европейских странах существует также устойчивое мнение о повышенной потребности в эмоциональных контактах у русских людей.

Конструирование этнических стереотипов, иногда случайное, но чаще всего целенаправленное, своеобразно расширяя представления людей об этносах, часто ведёт к эскалации межэтнической напряженности и конфликтности. Существует, скажем, мнение, что северные народы сдержанны в выражении своих чувств, а выходцы с Северного Кавказа «горячие». Но это добродушные сравнения, стереотипы могут трансформироваться в идеи враждебности, например: «они плохие, они нам мешают, они нам вредят». А вслед за этим, уже недалеко до идей: «они нам вредят, поэтому мы можем обойтись и без них» или более радикальные выводы: «их надо прогнать, удалить, победить». Нельзя не сказать о том, что такие стереотипы рождают благоприятную среду для шовинизма, правда, учитывая и идеологию при этом, противоположные сентенции, типа концепции нового российского интернационализма, не заставят нас ждать поселения в обществе толерантности.

Вообще, идеология имеет особенные отношения со стереотипами, даже больше в свете их отображения СМИ. Учитывая, что СМИ являются управляемой сферой и имеются влиятельные силы, зачастую заинтересованные в деструктурировании российского социума, их, как правило, используют в качестве средств воздействия на ценностные представления людей. Сегодня в российских СМИ наблюдается американское информационное доминирование. Характерными средствами манипулирования является целенаправленное создание абсолютно чуждой России языковой среды, навязывание западных стандартов, стереотипов образа жизни и мышления. Анализ объема задействованных в России информационных ресурсов показывает, что удельный вес зарубежных многократно превосходит отечественные программы. Кроме того, наблюдается превалирование рекламы зарубежных потребительских товаров или их аналогов, что способствует формированию западных запросов массовой аудитории.

Раньше существовали лозунги и стереотипы, которые служили идеологическому обоснованию системы социализма: «Социализм – самая прогрессивная система в мире», «Марксизм-ленинизм – вечно живое революционное учение», «Дело Ленина живет и побеждает». Новая эпоха принесла нигилистическое понимание прошлого, на смену одним стереотипам пришли другие: «Запад нас спасет», «Капитализм – лучший из миров», «Фермер нас накормит» и др. Позднее вошли в обиход такие стереотипы, как «Россия продана по частям», «Россия превращается в колониальную страну», «Все члены правительства имеют счет в Швейцарском банке, а в Греции – виллу», «Вся милиция работает на мафию», «Все депутаты – взяточники». Старое поколение в такой ситуации является приверженцем «твердой руки», которая наведет порядок в стране. У этой части населения сохранены стереотипы «оборонного сознания» – отказ от ориентации на чужой опыт.

В таких условиях зарождается понятие «мифологизация», воссоздание мифологической картины мира в общественном сознании, которая в различных условиях может интерпретироваться различным образом. Мифы очень близко связаны с имплицитными формами воздействия и их применяют СМИ в политических или иных целях. Обычно берутся мифы из того же культурного и исторического поля, имея под собой определённый терминологический каркас. Классический пример такой лексики – нацистская мистическая интерпретация простых понятий «нация», «кровь», «почва», «раса». Национал-социалистическая пропаганда Германии создала свой собственный язык – язык Третьего Рейха. В Советском Союзе были задействованы огромные лексические корпуса для наименования всего окружающего советского человека. Например, понятие «народный комиссар» – это такой лейтмотив к эпичности момента становления коммунизма, эмоциональная нагруженность – как основной инструмент нарратива.

В основе механизма мифологизации лежат подтасовка, сокрытие фактов, событий, документов. Но мифы всегда имеют под собой реальную основу, некое реально произошедшее событие, определенный свершившийся факт.

В период, предшествующий отделению Прибалтики от СССР, проблема захвата политической власти переносилась на другую – противостояние, национальный конфликт русские – литовцы. В пропагандистских материалах осуществлялся перенос главного смысла на второстепенный.

В информационной кампании США против СССР было использовано множество приемов манипуляции и пропаганды, внедрение мифов – не исключение. Например, с 50-х годов прошлого века общность народов СССР и их стратегических союзников во всем мире разрушал гениальный по своей простоте миф о том, что страны соцлагеря существуют за счет рядовых советских граждан.

Сегодня, вообще, существует немало мифов, касающихся Второй мировой войны. В основном в подобных мифах по-новому трактуется вопрос о вкладе СССР и западных стран в победу над фашизмом, причем зачастую не в пользу Советского Союза.

Существуют данные по работе над образом В. В. Путина на президентских выборах 2000 года. Некоторые исследователи тех событий отмечают, что СМИ на основе ряда архетипов создали образ будущего президента как современного, серьезного, мужественного, в меру жесткого патриота, лидера-защитника, лидера-борца, лидера-героя. В процессе «оранжевой революции» происходило внедрение устойчивых, эмоционально окрашенных, стереотипизированных оборотов «провластный кандидат Янукович» и «народный кандидат Ющенко».

Одним из мифов, направленных на ослабление России, является миф о русском варварстве. В его основе лежит идея о том, что Россия – страна нецивилизованная, в которой процветала и процветает тирания, правовой нигилизм, что она остается средневековой по нравам и духу народа, а русские люди – дикие по своей природе. Этот миф зародился в европейском Просвещении и существует до сих пор, не сменив при этом основной идеи.

В западных СМИ часто использовались мифы при освещении военных событий в Югославии: употреблялись выражения «защитная реакция», «ограниченный воздушный удар», использовались ложные обозначения: «моральный долг» США, «программа объединенных сил демократии».

Одним из похожих примеров может считаться конструирование мифов о внешней политике США по отношению к исламским республикам с тоталитарным режимом (Ирак, Иран, Ливия, Сирия). В данных случаях в СМИ создается панорамный образ врага, общественности преподносится оппозиция добра и зла, где защитниками добра выступают США. Так, например, в преддверии военной кампании в Ираке директор ЦРУ Джордж Тенет проинформировал президента Буша о том, что по данным старших чиновников ЦРУ у Саддама Хуссейна нет оружия массового поражения. Но американская администрация проигнорировала это сообщение и продолжала подготовку военного вторжения. При этом в американских и европейских СМИ бомбардировки территории Ирака мотивировались, прежде всего, необходимостью уничтожения оружия массового поражения и свержения режима Саддама Хуссейна, которого обвиняли в сотрудничестве с международными террористическими организациями, в том числе и с Аль-Каидой.

Современные аналитики предсказывают необратимость демократических перемен в России – политики пророчествуют о грядущем социальном идеале (или эсхатологической катастрофе). Пророчествование можно рассматривать как универсальный инструмент управления политическим процессом и легитимизации активности его участников.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *